КОММЕНТАРИЙ ЧЕРЕЗ СТО С ЛИШНИМ ЛЕТ

 

В 1909-1910 годах Игорь Северянин написал пять стихотворений под одним названием: «Хабанера».   Одно от другого по названию они отличались порядковым номером, от «Хабанеры I» да «Хабанеры IY». Пятая «Хабанера», как самая маленькая, получила название «Хабанеретта».

«Хабанера» в переводе с испанского означает либо кубинский народный танец, либо песню кубинских моряков. Под названием «Хабанера» звучит также одна из самых популярных арий оперы Бизе «Кармен» («Любовь – мятежная птица»).

В 1909 г. журналист Иван Наживин прочитал в Ясной Поляне Льву Толстому северянинскую

 

Хабанера II – Синьоре Za

Вонзите штопор в упругость пробки, –

  И взоры женщин не будут робки!..

Да, взоры женщин не будут робки,

И к знойной страсти завьются тропки…

Плесните в чаши янтарь муската

И созерцайте цвета заката…

Раскрасьте мысли в цвета заката

И ждите, ждите любви раската!…

 

Ловите женщин, теряйте мысли…

Счет поцелуям – пойди , исчисли!..

А к поцелуям финал причисли, –

И будет счастье в удобном смысле!..

 

Реакция Льва Толстого не заставила себя ждать. Предоставим слово Северянину: «… прочитал ее («Хабанеру II») Льву Толстому, разразившемуся потоком возмущения по поводу явно иронической  «Хабанеры II»),  … после чего всероссийская пресса подняла вой и дикое улюлюканье, чем и сделала меня известным на всю страну!»

Уловить иронию в «Хабанере II», как и в последующих никому не удавалось, но стихи стали популярными и, что самое примечательное, остались таковыми через столетие. Так Интернет переполнен северянинскими «Хабанерами», и порой создается впечатление, что оперная «Хабанера» отступила на второй план.

Но именно она, эта оперная «Хабанера», явилась причиной появления северянинских «Хабанер» Как известно, Северянин с юношеских лет увлекался оперой, и Бизе был его любимым композитором. Героиня оперы Бизе «Кармен» исполняет знаменитую «Хабанеру», утверждая, что «Любовь – мятежная  птица», она не знает никаких законов и правил, она непослушна и никому неподвластна. Категоричной антитезой звучат все северянинские «Хабанеры», утверждая, что алкоголь – это выложенная красным ковром дорожка к любовному успеху.

 

Гитана! Сбрось бравурное сомбреро,

Налей в фиал восторженный кларет,

восклицает поэт в «Хабанере I».

От грез кларета – в глазах рубины,

Рубины страсти,

продолжает поэт в «Хабанере III».

 

Наликерьте сердца,

говорит поэт в «Хабанеретте».

Хотя «Хабанеры» читателями были приняты благожелательно, моралисты из среды братьев по перу забили в колокола.

Северянин, осознав осечку с иронией в «Хабанерах», назвал их теперь сатирой «жалящей». В этом же духе его поддержал В.Ходасевич, говоря о «Хабанере III»: «На самом-то деле мы не очень надзвездны, не очень подземны и не очень бездонны…»

Это зависит напрямую от меры выпитого вина, утверждает Северянин в «Хабанере III»:

Шуршат истомно муары влаги,

Вино сверкает, как стих поэм…

И закружились от чар Малаги

Головки женщин и хризантем…

Так или иначе «Хабанера II» принесла Северянину благодаря отзыву Льва Толстого всероссийскую скандальную славу. Может быть поэтому он не рискнул включить ее в свой первый многотиражный стихотворный сборник «Громокипящий кубок», ограничившись «Хабанерой I»:

 

Сонет – Зае Ч

Гитана! Сбрось бравурное сомбреро,

Налей в фиал восторженный кларет…

Мы будем пить за знатных кабальеро,

Пуская дым душистых сигарет.

Мечта плывет, как легкая галера,

Куда-то вдаль плывет, куда – секрет !

Огня! огня! Пусть вспыхнет хабанера, –

Взнуздаем страсть и унесемся в бред!..

Галоп мандол достигнет аллегретто,

Заворожен желаньем пируэта,

Зашелестят в потоке вздохи пальм…

Вина! вина! Обрызгай им, гитана,

Букеты грез… Тогда не надо тальм, –

Тогда помпезней культ нагого стана!..

1909 rод.

На фоне большой шумихи вокруг «Хабанер» незаметными остались личности, которым они посвящены. Так «Хабанера I» посвящена Зае Ч., а «Хабанера II» – синьоре Za. Эта синьора является действующим лицом и в «Хабанере III»:

 

Струятся взоры… Лукавят серьги…

Кострят экстазы… Струнят глаза…

– Как он возможен, миражный берег…

В бокал шепнула синьора Za.

Только Корней Чаковский небрежно бросил в публику ядовитые фразы в части имен собственных, демонстрировавшие его незнание предмета: «И даже когда он (Северянин) умрет, его на кладбище свезут в автомобиле, – так уверяет он сам, – другого катафалка он не хочет для своих шикарных похорон! ( … ) За фарфоровым гробом потекут в сиреневом трауре баронессы, дюшессы, виконтессы, и Мадлена со страусовым веером, и синьора Za из «Аквариума».

Синьора Za оказалась в «Аквариуме» скорее всего потому, что «Аквариум» в Санкт-Петербурге в начале ХХ века – это увеселительный театр-сад с обширной программой театра, цирка и кино. В театре давали концерты знаменитые певцы оперы и эстрады, заезжие музыканты, цыганские хоры.

Прошло более ста лет. В северяниноведении предпринимались одиночные и безуспешные попытки соотнести имена Зая Ч. и синьора Za с конкретными лицами. Но отсутствие достаточных сведений похоронило эти попытки.

Похоже уже была даже потеряна надежда раскрыть эти загадочные личности. Но …

Несколько лет тому назад скончалась Ирина Георгиевна Грицкат-Радулович (1922,Белград – 2009 , Белград) – лингвист , академик Сербской академии наук.

Она оставила воспоминания, в том числе и касавшиеся ее матери:

«Мать рассказывала, что Северянин одно время чуть ухаживал за нею. Ей было посвящено стихотворение под заглавием «Синьоре За», и долгое время у нее хранилась открытка поэта со следующим примерно содержанием: «Светозарная синьора За! Моя любовь не зависит от вашего ответа – сказал Метерлинк в своей Монне Ване, автор же сей открытки Игорь Северянин». Мать вспоминала еще кой-какие рифмы, божась, что к ней они уж никак не относились: «Подумайте, что-то вроде того, что мол откните пробки и к знойной страсти завьются тропки». Игорь Северянин, говорила она, приезжал в Сербию, читал свои переводы югославских поэтов на русский язык, свой цикл «Медальоны»; пища от возбуждения и жажды происшествия, русские дамы спрашивали его, не хотелось ли бы ему повидаться с одной своей бывшей любовью!

Ни он, ни синьора За не выразили никаких желаний».

Так, синьора Za – это Зинаида Григорьевна Черникова, по мужу Грицкат (1889, Керчь – 1963, Белград), 20летняя молодая девушка, студентка Петербургской консерватории.

 

tschernikova

Портрет Зинаиды Черниковой. 1910-е годы

 

Выскажем предположение, что посвящение «Зае Ч,», также расшифровывается как «Зинаиде Черниковой».

Почему Северянин так зашифровал имя Черниковой остается тайной: возможно сочетание первой и последней букв имени Зинаида. Ведь Северянин был весьма изобретателен в создании поэтических имен женщин, которыми увлекался. Возможно к этим же средствам шифровки относится и слово «синьора» вместо слова «синьорита»: ведь Черникова в 1909 году была молодой, незамужней женщиной. Но это только предположение.

Персонажи посвящений являются важной частью личной жизни поэта, так или иначе воздействующие на переливы его душевного состояния, а также стимулирующие генерацию в нем определенных образов. Они неотрывны от соответствующих стихотворений.